Нина, или О хрупкости Чаек

Пьеса «Нина» является своеобразным продолжением чеховской «Чайки». Современный драматург матей Вишнек предположил, что и вторая попытка самоубийства Константина Гавриловича Треплева не удалась: он выжил. И теперь живет одиноко в имении своего покойного дяди, Петра Николаевича Сорина. Продолжает писать и искать новые формы. Проходят годы.
В конце февраля 1917 года внезапно на вечернем последнем поезде в имение Константина Гавриловича приезжает Нина Михайловна Заречная. Следом за ней появляется Борис Алексеевич Тригорин. Как он приехал – неведомо: поезда уже не ходят. Он привез одежду Нины Михайловны, немного хлеба и сахара, свежие газеты.
Продолжаются разговоры. Высказываются старые обиды. Продолжается прежний конфликт. А Нине еще надо ответить на все письма, которые Константин Гаврилович писал ей сразу после ее бегства с Тригориным. Каждый день по письму. Ведь Письмо — это открытое окошечко … Из прошлого в будущее…И они будут ждать Нину… И будут любить ее бесконечно… Потому что во времена великой глупости идея любви остается самой спасительной»
Театральный критик Анастасия Ефремова в отзыве о спектакле пишет: «Спектакль «Нина» можно назвать «десертом» для знающих драматургию Чехова. Без такого знания невозможно получить удовольствие от вкрапления знакомых фраз. … чеховская интонация сохраняется на всем протяжении непростой истории. Она затягивает, зачаровывает, вызывает массу ассоциаций, сравнений, воспоминаний и дополнительных размышлений.
(из интервью Павлу Подкладову для 
i-podmoskovie.ru)
Потому что во времена великой глупости идея любви остается самой спасительной… Ветер революции наметет новые сугробы снега… Одна война закончится… Начнется другая… Потопы, наводнения, смерчи, землетрясения, похолодание и потепление будут сопровождать нас всегда… А мы все будем ждать нашу Нину…